Контактная информация

Министерство экономического развития и промышленности Республики Карелия

Республика Карелия, г. Петрозаводск, ул. Андропова, 2

Телефон

8 (8142) 79-23-00

Факс 8 (8142) 78-10-39

Эл. почта economy@karelia.ru

Министерство в социальных сетях

За буквой закона — судьба человека

26 сентября 2018 г.

В интервью проекта «Лица правительства» Дмитрий Родионов отвечает на личные вопросы.

Карельскому вице-премьеру по экономике 32 года. За плечами у него три высших образования, работа в Москве и руководство службой судебных приставов Вологодской области. Он пишет диссертацию по региональной инвестиционной политике и растит троих детей.

— Почему, учась в Академии госслужбы, вы пошли работать именно в службу судебных приставов?

— Я с 18 лет хотел попробовать жить самостоятельно и отдельно от родителей, поэтому после школы постоянно работал — сторожем, охранником, таксистом. На пятом курсе решил поучаствовать в конкурсе на замещение вакансии в службе судебных приставов. На тот момент это была единственная государственная должность, которая не требовала высшего образования. Сейчас закон изменился, и приставам теперь тоже нужен вузовский диплом.

— А вам важно было попасть именно на государственную службу?

— Да, я хотел на госслужбу. Я вообще с детства мечтал носить погоны, хотел быть военным. Меня также привлекала работа в правоохранительных органах. В службу судебных приставов по конкурсу я прошел только со второго раза. Три года отработал приставом-исполнителем. Сначала в Петрозаводске, в городском отделе, потом на Кукковке в межрайонном отделе по особым производствам. Опыт и знания, которые дала мне служба судебных приставов, отчасти пригодились и в моей сегодняшней работе. Например, я изучил закон о несостоятельности (банкротстве). Пристав постоянно работает с банкротящимися предприятиями, он должен понимать, кто такие кредиторы, кто такие управляющие, как продается имущество. Это понимание оказывается и сегодня полезным, когда правительство республики работает с предприятиями, находящимися в процедуре банкротства.

— После окончания академии вы так и продолжили работать приставом-исполнителем. Почему не ушли, ведь у вас уже было высшее образование и вы могли попробовать себя в любом направлении государственного управления?

— Работа в службе приставов меня так увлекла, что я уже не хотел никуда уходить. Через три года мне предложили должность начальника Пряжинского отдела судебных приставов, где я отработал больше года. Потом я вернулся в Петрозаводск начальником межрайонного отдела по особым исполнительным производствам, где до этого был приставом. В моей карьере значимую роль сыграла система формирования кадрового резерва. Артур Олегович, будучи директором ФССП России, всегда уделял большое внимание формированию кадрового резерва службы, кадры подбирались по всей России, не только в Карелии, и директор всегда лично вникал в эту работу. В свое время и я был включен в кадровый резерв, из которого уже, по решению Артура Олеговича, меня и назначили на должность в Москве.

— Уезжая в Москву, вы могли предположить, что вернетесь?

— Честно признаюсь, я об этом не задумывался. Я был очень рад предложению поработать в Подмосковье, понимал, что для моего возраста, а мне на тот момент было 26 лет, это был очень высокий пост. Я верил, что у меня все получится и что я справлюсь, но при этом понимал, что мое назначение заместителем руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Московской области — это шанс для дальнейшего карьерного роста, который потребует максимальной самоотдачи. Я понимал, что вряд ли надолго останусь в Подмосковье, рано или поздно будет ротация, и я могу оказаться в другом регионе.

— А в юности вы думали, что когда-нибудь станете занимать столь высокую должность в Карелии?

— Не буду скрывать, я амбициозен. Я всегда хотел карьерного роста, никогда не отказывался от работы и всегда был готов выполнять самые сложные задачи.

— Насколько хорошо вы были знакомы с главой до того, как начали работать в составе его правительства?

— Артур Олегович был моим непосредственным начальником в Федеральной службе судебных приставов. Он своим решением назначил меня на должность главного пристава в Вологду. Скажу больше, он приезжал в Вологду и вручал знамя Управлению Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области, также бывал там с рабочими визитами и проверочными мероприятиями. Артур Олегович всех своих руководителей 85 субъектов знал очень хорошо. Мог позвонить и лично поставить задачу, а не действовать через аппарат. Этот стиль руководства у него сохраняется и сейчас. Глава может напрямую, а не через премьера или вице-премьера позвонить министру, если ему нужна какая-то оперативная информация. Я ни минуты не сомневался, когда меня пригласили вернуться в Карелию, чтобы продолжить работать с Артуром Олеговичем. Хотя понимал, что могут быть сложности, связанные с переездом семьи. На тот момент у нас только родилась двойня.

— Ваша супруга из Карелии? Как вы познакомились?

— Да, она местная. Мы познакомились, когда я еще был приставом — работали в одном отделе. Приставы обычно по-другому и не знакомятся, возможности нет — вся жизнь проходит на работе.

— Скажите честно, каково работать в правительстве с мамой, причем быть выше ее по должности?

— Абсолютно нормально. Ни я, ни Марина Павловна (Марина Павловна Швец — министр здравоохранения Республики Карелия — прим. ред.) никакого дискомфорта по этому поводу не испытываем. Мама всю жизнь посвятила медицине, она долго работала неонатологом, но еще до министерства была и главврачом, и заместителем мэра Петрозаводска по вопросам здравоохранения. Ее кандидатура на пост министра рассматривалась совершенно независимо от моей работы. Я на тот момент возглавлял в правительстве комитет по госимуществу. И мы никак не пересекались. Сегодня, когда я уже стал вице-премьером, мои курируемые направления — экономика, природные ресурсы, земля и имущество, труд и занятость. Никакого отношения к здравоохранению и к медицине они опять-таки не имеют.

— Как мама отнеслась к тому, что вы вернулись в Карелию?

— У меня трое детей — и мама была рада, что теперь чаще сможет видеть нас и внуков. В этом году мой старший сын пошел в первый класс. И это стало для нас всех очень волнительным событием. Сын горел желанием пойти в школу. Я специально постарался отложить все дела и провести этот день с ним.

— На родительские собрания в школу тоже сами планируете ходить?

— На первом собрании я был. А дальше посмотрим, как рабочий график позволит.

— Чему бы вы как отец хотели прежде всего научить своих детей?

— Я хотел бы их видеть целеустремленными, порядочными, всесторонне развитыми. Во-первых, мне кажется важным уметь ставить перед собой цели и идти к ним не сворачивая. Даже если что-то не получается, надо не бояться трудностей. Второе важное качество для каждого человека — это порядочность. Я очень ценю в людях честность, ответственность, чувство долга и хотел бы, чтобы эти качества ценили и мои дети. А еще важно, чтобы они сделали в своей жизни правильный выбор. Для этого надо попробовать себя в разных сферах деятельности. Я сам люблю спорт, поскольку он закаляет характер, дисциплинирует, и я хочу приобщить своих детей к спорту. Мой семилетний сын уже посещает спортивные секции.

— Каким спортом вы занимались?

— Футболом. Даже два года играл за сборную Карелии в школьные годы. Еще немного занимался борьбой, самбо. Кстати, моим первым тренером был Максим Леонидович Антипов. Каких-то выдающихся результатов у меня на ковре не было. Но любой спорт, я считаю, формирует характер: прежде всего ты учишься достигать результата — через боль, через пот. Меня лично спорт научил не сдаваться.

— Можете назвать главную, по вашему мнению, проблему Карелии на сегодняшний день?

— Отвечая за экономику, я могу судить прежде всего об экономических процессах. Растущий отток молодежи — самая серьезная, на мой взгляд, проблема Карелии сегодня. И если не принять решительных мер, она будет только усугубляться. Мы не можем конкурировать за молодых специалистов с другими регионами. Посмотрите, наш ПетрГУ выпускает прекрасных IT-специалистов. И лишь немногие из них остаются в республике — здесь им практически негде работать. Наша задача — переломить эту ситуацию. Для этого надо создать всё новые и новые рабочие места. Причем во всех сферах.

— И вы верите в то, что в Карелии с нуля будут созданы новые производства?

— Я не просто в это верю, мы этой работой занимаемся. Привлекаются крупные инвестиции, за последний год существующие предприятия растут, а не сокращаются или замораживаются, как раньше. Мы выводим предприятия из процедур банкротства, находим внешних инвесторов. Например, сейчас мы ведем серьезный разговор с компанией «Амкодор», которая должна выкупить вторую площадку ОТЗ, а это будет сразу 500 рабочих мест с хорошей заработной платой.

— На какую тему вы пишете диссертацию, учась в аспирантуре?

— Тема моего диссертационного исследования — «Инвестиционная политика как инструмент преобразования структуры экономики региона».

— Когда вы физически успеваете учиться? На лекции, например, когда ходите?

— Как правило, все аспиранты — люди работающие, поэтому график занятий составлен так, что мы посещаем лекции по вечерам, обычно по пятницам, после работы, и в выходные дни.

— Поддерживаете ли вы сегодня отношения с друзьями детства?

— Конечно. Мы встречаемся, общаемся. Я очень тепло отношусь и к своим одноклассникам, и к своим однокурсникам. Бываю на встречах выпускников. Со многими из тех, с кем учились, мы сегодня встречаемся в министерствах — работаем вместе.

— Есть что-то, чего вы в силу своей должности не можете себе позволить? Например, в клуб с друзьями сходить?

— В клубы я в принципе никогда не ходил, мне ночная жизнь совершенно неинтересна. И даже если бы захотел, у меня на такие вещи просто нет времени — хочется побыть с семьей. А вот встретиться с друзьями за ужином или за чашкой кофе я никогда не отказываюсь.

— А на хобби у вас хватает времени?

— В Вологодской области у меня появилось хобби — я увлекся охотой. Охочусь и в Карелии, но с учетом рабочего графика, к сожалению, получается не чаще, чем раз в месяц. Пару недель назад я как раз выезжал, подстрелил кабана. Еще стараюсь больше читать. Люблю исторические книги, перечитал всего Радзинского. Недавно прочитал книгу о Черчилле.

— Есть у вас пример для подражания? Среди исторических деятелей или среди вашего окружения?

— Таких примеров было много. Это и личный пример моих родителей, которые всегда очень ответственно относились к своему делу, своей профессии, горели на работе. Я это видел и всегда понимал: работать можно только так. Уже позже, в самостоятельной жизни, мне очень повезло с руководителями. Это всегда были грамотные и порядочные люди, на которых я во многом ориентировался.

— Учитывая вашу должность, вас много просят о помощи?

— В соцсетях мне приходит довольно много сообщений с обращениями и просьбами от знакомых и незнакомых людей. Я регулярно просматриваю эти обращения, стараюсь отвечать и находить возможность помогать.

— А вас не смущает, что в таком ручном режиме вы не можете помочь всем?

— А все и не просят. Точечно удается помочь очень многим.

— Что вы считаете своим главным профессиональным достижением на данный момент?

— Самым ответственным испытанием и серьёзной проверкой профессиональных качеств для меня стала работа на посту руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области. Тогда под моим началом несли службу почти тысяча человек. Выстроить эффективную работу и взаимодействие с личным составом удалось не сразу. Но за два года я сумел вывести моё управление в двадцатку лучших по России.

— Где, по вашему опыту, эмоционально сложнее работать: в правительстве или в службе приставов?

— Сказать однозначно, где работа более трудоёмкая, сложно. Независимо от сферы деятельности и занимаемой должности, любая работа имеет свои нюансы. У приставов работа более точечная, связанная с исполнением решений суда в отношении должников, злостных неплательщиков. Конечно же, не обходится без эмоциональных переживаний. Граждане ждут от судебных приставов защиты и восстановления справедливости, поэтому подчас нам приходилось работать практически круглосуточно — без выходных и праздников. Но вся эта рутина уходит на второй план, когда осознаешь, что ты сделал доброе дело, что благодаря работе приставов восстановлены нарушенные права граждан, найден ребенок или взысканы алименты. А здесь, в республиканском правительстве, сложности иного характера. Мы, принимая те или иные решения, несем ответственность за благополучие жителей целого региона. Но, так или иначе, все это государственная служба, мы служим гражданам, защищаем их права, действуем в их интересах. Я уверен, что всегда к своей работе надо подходить взвешенно. И какую бы должность ты ни занимал, надо уметь за инструкцией и за буквой закона видеть живого человека. В этом, пожалуй, и есть главная сложность и основной смысл любой работы.

Информационное агентство «Республика»

Наверх